Letter from
Inna

Letter from Inna

Belarus. Summer 2020
It feels like an eternity… Nobody could have imagined that we would face an even more difficult challenge after the coronavirus. A summer of incredible discoveries, queues, pain, fear, tears, constant inner choices and titanic work to achieve acceptance.

This summer, the following words are often heard in our vocabulary:

  • violence
  • provocation
  • falsification
  • avtozak (a prison van for transporting suspects and accused persons)
  • tikhar (a nark, an unnoticeable person in the crowd, sent by the authorities to collect information, to initiate provocations or detain people)
  • OMON (Special Purpose Police Unit)
  • khapun (a round-up, sudden detention of people in the street, in a café or some other place by plain clothes officers who use cars or minibuses, often without number plates)
  • fascism, lukashism (Lukash(enko)+(fasc)ism)
  • Okrestina (the most horrifying detention centre for offenders, named after the street where it is located). Things that happened there after the elections can be likened with concentration camp atrocities.
  • Shame! Let them go! Go away! Tribunal! (most common demands shouted by people during peaceful protests)
  • Verim, mozhem, pobedim (We believe, we can, we will win – a slogan of Svetlana Tikhanovskaya’s election campaign)
  • chain of solidarity
  • solidarity bicycle race

A short summary of events
Alexander Lukashenko has been President of Belarus for 26 years. He built a tough vertical structure of power, and a dictatorial regime. During this most recent election campaign, the country saw the emergence of alternative candidates that people wanted to vote for. This was evidenced by the long queues to the places where support signatures were collected for those candidates. The authorities were scared. Opinion polls were banned. Two candidates were sent to prison on fabricated charges, and a criminal case was instigated against the third one. Peaceful protests were organised by citizens across the country. People participated in solidarity chains or bicycle races of solidarity, they wore clothes with political symbols but this was suppressed by the authorities. Anyone could end up in prison, even when popping round to the shop that sells Belarusian and political symbols. More queues, this time at the Central Electoral Commission and post offices. People lodged complaints about the authorities’ illegal actions against the candidates who could not run for president. Thousands of unanswered complaints.
Svetlana Tikhanovskaya, the wife of one of the candidates who was put in prison, was accepted and could run in the election. She decided to do so out of love for her husband. The authorities did not take her seriously, which turned out to be their fatal mistake. This event was a source of inspiration for the whole country! Maria Kolesnikova and Veronika Tsepkalo, who represented the candidates that fell into disfavour, decided to support Svetlana and unite in the electoral struggle. Competitors turned into allies! The photo of these three women made the headlines around the world! Despite the provocative actions undertaken by the authorities, thousands of people gathered at rallies in support of Svetlana, even in small Belarusian towns! Realising that the vote would be rigged, as was the case many times before, a team of IT specialists came up with an online project called GOLOS (voice/vote) for alternative vote counting. The supporters of Tikhanovskaya agreed to wear white bracelets on their wrists as a hint for independent observers during the voting process.

Elections on 9 August 2020
Queues at the polling stations, both in Belarus and at Belarusian embassies abroad. Everyone wants to contribute to the legal change of power. The country had never seen anything like that before! Independent observers are not allowed into the polling stations, so they carry out their mission in the street. Some have been sent to prison directly from the polling stations on false charges of petty hooliganism and resistance to the police. Horrible pressure on those members of election committees who refuse to participate in falsification. Unprecedented falsification of election results! Votes get stolen. People take it to the streets and gather on city squares.

9–13 August 2020

During those days, access to the Internet was shut down throughout the country. Those who used a proxy server shared terrible news. On 9–13 August, the country saw the most brutal mass arrests of citizens, and not just those who took part in peaceful protests. People were caught in their yards, near a shop, in a café or even in their own homes! Thousands of people were detained, badly beaten, morally and physically humiliated, tortured and convicted without guilt. Doctors, whose calls were not answered by the police, were in horror to see people with grave bodily injuries and bullet wounds being admitted to hospitals. More than 7,000 people were detained throughout the country on 9 August and the following days. Over 80 people went missing. There were also some fatalities. People who were leaving Okrestina were telling stories that left listeners in horror and tears. The police turned from protectors into punishers. The court, the investigation committee and prosecutor’s offices ceased to perform their constitutional roles. People turned out to be completely defenceless against those who wanted to retain power at all costs. We recalled the actions of the Nazis during World War II and the Stalinist repressions. It was hard to believe that all this was happening in our country in the 21st century! We couldn’t understand that our compatriots were capable of such cruelty and ready to follow criminal orders. After all, they had sworn an oath not to one man, but to the people of Belarus!
At some point, it seemed that we became broken by the cruelty, lies and evil that surrounded us. And then a miracle happened. On 12 August, the first women’s protests took place. It is not clear where this idea originally came from. Girls and women would put white clothes on and, with flowers in their hands, formed a human chain in cities and towns across the country, in solidarity with detainees and victims, demanding end to violence. It was scary to stand there, and the police threatened to detain them because the initiative was allegedly unlawful. But the women did not give up. In some incredible way, those actions restored hope and strength.
Protests continued. Workers’ strikes began. Honest journalists, lawyers, investigators and policemen—those who could not lie and follow criminal orders—were dismissed. Pavel Latushko, director of the Yanka Kupala National Theatre, spoke out against violence. He was dismissed, and all of the artists working at that theatre followed suit. The country’s main drama theatre is now empty. Right from the first days when violence started, the Catholic Church offered support to civilians. Now the head of the Roman Catholic Church in Belarus, archbishop Tadeusz Kondrusiewicz, a citizen of Belarus, was not allowed into the country after his visit to Poland. In mid-August, the head of the Belarusian Orthodox Church also called on the authorities to stop the violence, after which he was transferred to Russia to serve as a priest there. A hundred of young talented holders of the presidential scholarships waived their benefits. More than 400 athletes joined the protest, reporting that they would refuse to compete for Belarus as long as A. Lukashenko stays in power. Former graduates abandoned their diplomas and gold medals at school entrances to protest against election fraud (polling stations are mostly located in school buildings, with teachers being members of election committees). Ordinary citizens and the Belarusian diaspora established a support fund for victims. Funds are allocated to pay fines imposed for participation in rallies, for lawyers’ services and medical treatment. Financial assistance is provided to those who lost their jobs after speaking out as citizens. Official media in Belarus and Russia continue to lie. Political technologists and TV journalists from Russia came to replace the dismissed Belarusians. Not a single criminal case has been instigated for inflicting bodily injuries or causing death of civilians. Moreover, Alexander Lukashenko handed out awards to 300 OMON officers “for excellent work.”
All these events are only part of what we have experienced and are still experiencing this summer. Each day brings news that seems beyond common sense: the director of the Opera and Ballet Theatre and the director of the Cardiology Centre were dismissed, the OMON blocked the doors of Red Church in Minsk with people inside, some missing people were found dead, and a woman was tried at court for wearing a white-red-white dress.

The following symbols have gained a special significance this summer:

  • a white bracelet, a white balloon, white clothes (a symbol of honesty and voting for Tikhanovskaya in the election)
  • a painting entitled “Eve” by Kh. Sutin (linked to the name of one of imprisoned presidential candidates)
  • the white-red-white flag (historical flag of Belarus)
  • the song entitled “Peremen!” (“We want change!”, by the legendary Russian singer Viktor Tsoi)
  • the song entitled “The walls will collapse” (based on the anthem of the Polish “Solidarity” movement, with lyrics by Polish bard Jacek Kaczmarski, and music by Catalan author Lluís Llach)

This summer, before going out, we might ask ourselves:

  • Should I put on court shoes or trainers (to run faster in case of danger)?
  • Should I take a toothbrush and a jumper with me (it could be cold in prison)?
  • Should I delete all correspondence and photos from my phone as they give away my political views?
  • Should I wear a white bracelet or better not take any risks?
  • Should I leave more food and water for my pets, just in case?

According to psychologists, all people who seek counselling these days say the following:

  1. I’m afraid to leave the house, something may happen to me, I might be detained, beaten up; people in uniforms or in plain clothes may break into my house through the balcony or through the door. My head is filled with scenarios of what might happen to me or to my loved ones.
  2. I am very embarrassed that I am not as brave as my friends.
  3. I can’t work, I can’t concentrate.
  4. I don’t sleep much, and my sleep is poor.
  5. I’m going to emigrate from this country if things stay as they are.
  6. I quarrel with my loved ones when we talk about politics.
  7. I’m worried that if these people stay in power, we may be “picked out” and punished individually for what we have posted online, for taking part in rallies.
  8. When I walk down the street and see a minibus or the police, I get scared.
  9. I check the news feeds every five minutes. I tell myself to stop, but I can’t.

Most of us experience bodily and emotional traumas as a result of the current events. During the free dance classes and body practice sessions that we are now offering to everyone, people share their feelings. Many people experience constant anxiety and tension in their bodies, especially in the chest area. I come to the rehearsal and just lie on the floor for hours, trying to feel my body, its boundaries and centre. For the time being, it seems impossible to dance like I used to. When the group gathers together, a sense of security emerges and our bodies open up more quickly. Making healing sounds, and singing in general is very helpful. For a long time, I would walk with a white balloon tied to my backpack. One day, I was attacked by Lukashenko’s supporters on a bus. On another occasion, the church sextons did not let me in when I wanted to pray. A few days ago I saw a message on the Internet about a woman who was detained in a shop for carrying a white balloon. I’ve noticed that my thoughts and a portion of my attention are constantly focused on analysing and experiencing the situation. Sometimes, after reading the news, I find it very difficult to cope with the surge of hatred. But we all realise quite clearly that we can only win by sticking to acceptance and love. Some people are thankful for the situation since it made us more aware and has inspired change within us. One feels better after prayer and meditation: there seems to be a lot of bright light over our country, and this whole nightmare will soon be over.

We all try to overcome our fears. On Sunday, at a peaceful women’s rally in Gomel, where I live, the police demanded that we should go away. A female police officer took a camera and walked along the entire human chain, filming each participant’s face. Psychological pressure is very difficult to withstand. Knowing about our action at the church, the authorities brought several buses with opponents of change with red-and-green flags. They surrounded us, stood behind us, and shouted slogans in support of the incumbent authorities. Our attempts at getting into dialogue with them didn’t work out. When we tried to move away or cross the street, the red-and-green group would follow us. We decided to go to the city centre, but the police also followed us, continuing to make threats that we would be detained. More people joined us along the way and, eventually, there were so many of us at the central square that we finally felt safe. It is always difficult for me to be in the crowd, I am very sensitive. That day, I had the opportunity to compare how I felt among a large number of people who profess different values. For me, all things that are happening now are not about politics anymore. The whole thing goes much deeper. In my subjective perception, the energy of the red-and-green crowd is rigid, aggressive, tense, blind, insane. Their main slogans are: “We are Belarusians” and “We support Batka” (Lukashenko). The energy of the white-red-white crowd is all-embracing, kind, smiling, hugging, accepting, supportive. At present, two flags, red-and-green alongside white-red-white, coexist peacefully within that crowd. The main slogans are “Zhyve Belarus” (Long Live Belarus) and “Verim, mozham, peramozham” (We believe, we can, we will win). The red-and-green rallies feel like a job you hate: they suddenly end at a certain point. In contrast, white-red-white protests last for hours, they are spontaneously organised, with people moving around the city streets.

We struggle to come to terms with our feelings when we hear cynical lies from the authorities. They tell the public that all these rallies with thousands of people are inspired by drug addicts, the unemployed, prostitutes, foreign agents of Lithuania and Poland. A 16-year-old boy who ended up in intensive care after being tortured for refusing to sing the OMON anthem, was officially reported to have used drugs, although the information in his medical records was quite different. It is hard to imagine what the mothers of such victims are going though, or what goes in the minds of people whose relatives went missing.

It seems that the Belarusians knew nothing about themselves before this summer. Many thought that most of us were passive, overly patient, unable to unite. Perhaps we were looking at one another through the opaque glass offered by the government and its institutions. And only now have we seen the kind of people who surround us. Unbelievable mutual help, creativity, great manners, courage and acceptance! People refrain from hatred and from responding to violence with violence. Peaceful protesters never smashed a single window or store display, they never damaged a car. No lawns were trampled and no litter was left behind in the streets. Belarusians take off their shoes before they step on a bench during rallies. Relatives of the victims say that when they had to stand at the prison walls day after day, people who lived nearby would bring food, tea and warm clothes. Doctors replace the teeth that had been knocked and perform facial surgeries out at no expense for the victims. There is a sense of some unique experiment that we are all witnessing. We do not have an obvious leader: things happen in a stream of collective consciousness. It feels as if the society is implementing an idea that was previously conceived by some contemporary artists. There is an alternative way of organising the process: instead of top-down management, people rely on cooperation and self-organisation, people listen to the space around them and get a sense of the situation. This renders the most harmonious response. Many people say that the protests in Belarus have a female face. Women play a special role in terms of the energy they contribute. Incredible actions organised by women, the ability to save men from detention, the courage of the legendary Nina Baginskaya – all this will go down in history as the women’s part of the Belarusian civil society in the making. When law enforcement agencies exert pressure, Belarusians come up with ever new forms of peaceful protest: singing together in shopping centres, at underground stations and street markets. An orchestra might play on the steps of the Philharmonic Hall until its members have been dispersed by OMON officers. Dancers would offer street performances, bringing themselves and the space in harmony. People would hang white-red-white flags on their houses. When a long flag was taken away from a multi-storey house, the residents made a new one, using sewing threads, and divided it into 15 parts, one for each floor. Removing such a flag would be much more problematic. On the Independence Square in Minsk, 50 former Okrestina prisoners made an outline of the prison cell for six people and stepped into that space together, as a reminder of the real prison cell. Belarusians retain their sense of humour. They come up with sharp-witted posters and jokes, which is very helpful in difficult moments. “A ready-made nation of about 6 million people, with a president, a high-tech park, medical services, theatre, media, a national sports team and private businesses, is looking for a territory for permanent residence. We promise to keep it clean and pay taxes on time. No dictatorship offers will be accepted.”

We thank the whole world for its support! Actions in Lithuania, Czech Republic (Prague), France, Germany and other countries have been simply unbelievable! Yesterday, on 31 August, about 100 people were detained all over the country again. But we believe that progress cannot be forcefully stopped, and that we can build a new Belarus together. “A country to live in!”

Inna



Belarusian

Беларусь. Лето 2020
Кажется, что прошла вечность…
Невозможно было представить, что после короновируса нам выпадет еще более сложное испытание.
Лето невероятных открытий, очередей, боли, страха, слез, постоянного внутреннего выбора и титанической работы на принятие.

В это лето в нашем лексиконе часто звучат слова:
– насилие
– провокация
– фальсификация
– автозак (машина для перевозки подозреваемых и обвиняемых)
– тихарь (человек в толпе, без знаков отличия, посланный властями для сбора информации, провокаций или задержания людей)
– ОМОН (отряд милиции особого назначения)
– хапун (акт внезапного задержания людей на улице, в кафе или ином месте лицами в гражданской одежде, использующими автомобили или микроавтобусы, часто без номеров)
– фашизм, лукашизм (Лука(шенко)+(фа)шизм)
– Окрестина (самый страшный Центр изоляции правонарушителей, назван людьми по имени улицы, на которой находится). То, что творилось там после выборов, можно назвать концлагерем.
– позор, выпускай, уходи, трибунал (самые частые требования людей на мирных протестах)
– верим, можем, победим (лозунг предвыборной кампании Светланы Тихановской)
– цепь солидарности
– велопробег солидарности

Краткое описание событий.
Александр Лукашенко являлся Президентом Беларуси в течение 26 лет. Он выстроил жесткую вертикаль власти, диктаторский режим.
 В эту предвыборную кампанию в стране появились альтернативные кандидаты, которым люди хотели бы отдать свои голоса. Об этом говорили длинные очереди к местам сбора подписей по выдвижению этих кандидатов в Президенты.
Власть напугана. Запрещены социальные опросы населения. Двух кандидатов отправили в тюрьму по надуманным обвинениям, на третьего подали жалобу для возбуждения уголовного дела.
Мирные протесты граждан по всей стране. Участие в цепи или велопробеге солидарности, ношение одежды с политической символикой подавляется властями. Любой человек может попасть в тюрьму даже из магазина, где продается белорусская и политическая символика.
Снова очереди – в Центральную избирательную комиссию, в почтовых отделениях. Люди подают жалобы на неправомерные действия властей в отношении несостоявшихся кандидатов. Тысячи жалоб без ответа.
К выборам была допущена Светлана Тихановская – жена одного из кандидатов, находящихся в тюрьме. Она решилась на этот шаг из-за любви к мужу.
Власти не воспринимали ее всерьез, и это стало их роковой ошибкой. Произошло событие, которое вдохновило всю страну! Представительницы штабов опальных кандидатов, Мария Колесникова и Вероника Цепкало, решили поддержать Светлану и объединиться для предвыборной борьбы. Конкуренты превратились в соратников! Фото этих трех женщин облетело весь мир! Несмотря на провокационные действия властей, на митинги в поддержку Светланы собирались тысячи людей – даже в маленьких городах Беларуси! Понимая, что голосование будет сфальсифицировано, как это было не раз, команда айтишников придумала онлайн проект ГОЛОС для альтернативного подсчета голосов. Сторонники Тихановской договорились надеть на руку белые браслеты, чтобы подать знак независимым наблюдателям в процессе голосования.

Выборы 9 августа
Очереди на избирательные участки, как в Беларуси, так и в Посольствах Беларуси за рубежом. Все хотят внести свой вклад в смену власти законным путем. Такого страна еще не видела!
Независимые наблюдатели не допущены на участки для голосования, и они выполняют свою миссию, находясь на улице. Некоторые отправлены в тюрьму прямо с участков, по подложному обвинению в мелком хулиганстве и сопротивлении милиции. Чудовищное давление на членов избирательных комиссий, отказывающихся участвовать в фальсификациях.
Беспрецедентная фальсификация итогов выборов! Голоса избирателей украдены. Люди вышли на площади городов.

9-13 августа
В эти дни был отключен интернет по всей стране. Те, кто пользовался прокси-сервером, делились жуткими новостями.
9-13 августа были самые жестокие и массовые задержания граждан, не только тех, кто участвовал в мирных протестах. Любой человек мог быть схвачен в своем дворе, возле магазина, в кафе и даже в собственной квартире! Тысячи задержанных, избитых, подвергшихся моральному и физическому унижению, пыткам, осужденным без вины. Ужас врачей, на вызовы которых не реагировала милиция, при поступлении в больницы людей с тяжкими телесными повреждениями и пулевыми ранениями. В дни, прошедшие с 9 августа, в стране было задержано более 7 тысяч человек. Более 80 человек пропали без вести. Есть погибшие. Рассказы людей, выходивших с Окрестина, невозможно слушать без боли и слез. Милиция из органа защиты населения превратилась в карателей. Суд, следственный комитет, прокуратура перестали выполнять свои функции в соответствии с Конституцией. Люди оказались совершенно беззащитными перед теми, кто хотел сохранить власть любой ценой. Мы вспоминали действия фашистов во время Второй мировой войны, а также период сталинских репрессий. Невозможно было поверить, что все это происходит в нашей стране в 21 веке! Мы не могли понять, как могло случиться, что наши соотечественники способны на такую жестокость и выполнение преступных приказов. Ведь они присягали не одному человеку, а народу Беларуси!
В какой-то момент казалось, что мы сломлены жестокостью, ложью и злом, окружающим нас. И тут произошло чудо.
12 августа возникли первые женские акции протеста. Неизвестно, чья это идея. Девушки, женщины надевали белую одежду и, с цветами в руках, выстраивались цепью в городах по всей стране. В знак солидарности с задержанными и пострадавшими, с требованием остановить насилие. Стоять было страшно, милиция грозила задержаниями в связи с незаконностью акции. Но женщины не сдавались. Каким-то невероятным образом эти акции вернули людям надежду и силу.
Протесты продолжаются. Начались забастовки рабочих, увольняются честные журналисты, юристы, следователи, милиционеры – те, кто не может лгать и выполнять преступные приказы.
Павел Латушко, директор Национального Театра им. Янки Купалы, открыто высказался против насилия. Он был уволен, и за ним уволились все артисты театра. Главный драматический театр страны ныне пуст.
С первых дней насилия, мирных граждан поддерживает католическая церковь. Сейчас главу католической церкви, гражданина Беларуси Тодеуша Кондрусвича не впускают в страну после его визита в Польшу. Глава белорусской православной церкви в середине августа также призвал власти остановить насилие, после чего он был переведен на служение в Россию.
Сотня молодых талантливых стипендиатов Президента отказались от стипендии. Более 400 спортсменов присоединились к протесту и сообщают, что откажутся выступать за Беларусь, пока у власти находится А. Лукашенко. Бывшие выпускники оставляют у входа школ и гимназий свои дипломы и золотые медали в знак протеста против фальсификации выборов (избирательные участки в основном располагаются на территории школ, учителя состоят в избирательной комиссии).
Простыми гражданами и диаспорой создан фонд поддержки пострадавших. Выделяются деньги на оплату штрафов за участие в митингах, адвокатов, медицинское лечение. Оказывается финансовая помощь уволенным в связи с высказыванием своей гражданской позиции.
Официальные СМИ Беларуси и России продолжают лгать. На место уволившихся беларусов приехали политтехнологи и представители телевизионных каналов из России.
По факту нанесения телесных повреждений и смерти мирных граждан не начато ни одно уголовное дело. Более того, Александр Лукашенко наградил 300 омоновцев «за отличную работу».
Все эти события – только часть того, что мы пережили и переживаем этим летом. Каждый день приносит новости, которые кажутся за гранью здравого смысла: уволен директор Театра оперы и балета, директор Кардиологического центра, ОМОН заблокировал двери Красного костела с находящимися внутри людьми, несколько пропавших без вести найдены мертвыми, состоялся суд над женщиной за ношение БЧБ платья.

В это лето особое значение имеют символы:
– белый браслет, белый шарик, белая одежда (символ честности и того, что твой голос на выборах отдан Тихановской)
 – картина ЕВА художника Х. Сутина (связана с именем одного из сидящих в тюрьме кандидатов)
– БЧБ флаг (бело-чырвона-белый флаг, исторический флаг Беларуси)
– песня «Перемен!» легендарного русского певца Виктора Цоя
– песня «Стены рухнут» (основана на гимне «Солидарности», текст польского барда Яцека Качмарского, музыка Льюиса Льяка)

В это лето перед выходом на улицу у нас могут возникнуть вопросы:
– надеть туфли или кроссовки (чтобы быстрее бежать в случае опасности)
– взять ли с собой зубную щетку и свитер (в тюрьме может быть холодно)
– удалить ли из телефона всю переписку и фото, выдающие твои политические взгляды
– надеть ли белый браслет или все же не рисковать
– оставить ли домашним животным больше еды и воды на всякий случай

Психологи пишут, что каждый человек в консультации в последние дни говорит следующие вещи:
Я боюсь выходить из дома, со мной что-то может случиться, меня задержат, изобьют, ко мне в дом через балкон или дверь могут ворваться люди в форме или без. В моей голове прокручиваются сценарии того, что может произойти со мной или моими близкими.
Мне очень стыдно, что я не настолько смелый, как мои друзья.
Я не могу работать, не могу сосредоточиться.
Я мало и плохо сплю.
Я перееду из этой страны, если все останется как есть.
У меня есть ссоры с близкими на политической почве.
Я переживаю, что если эта власть останется, нас могут «отлавливать» и наказывать поодиночке за публикации в интернете, за то, что я участвовал в митингах.
Если я просто иду по улице и вижу микроавтобус или милицию, мне становится страшно.
Каждые 5 минут я читаю новостные каналы. Я уговариваю себя прекратить, но не могу.
Большинство из нас испытывают телесно-эмоциональную травму от переживания текущих событий. На открытых бесплатных занятиях по танцу и телесным практикам, которые мы сейчас проводим для всех желающих, люди делятся своими ощущениями. Многие чувствуют постоянную тревожность, сжатость тела, особенно грудного отдела.
Я прихожу на репетицию и часами просто лежу на полу, пытаясь почувствовать свое тело, его объем, центр. Танцевать в прежнем качестве пока невозможно. Когда собирается группа, возникает чувство защищенности, и тогда тело раскрывается быстрее. Очень помогает пение целебных звуков, пение вообще.
Долгое время я ходила с белым воздушным шариком, привязанным к рюкзаку. Однажды я подверглась нападкам сторонников Лукашенко в автобусе, в другой раз служители церкви не дали мне спокойно войти и помолиться. Неколько дней назад в интернете я увидела сообщение, что в каком-то магазине женщина была задержана за белый шарик.
Я замечаю, что мои мысли и часть внимания постоянно направлены на анализ и переживание ситуации. Иногда, после прочтения новостей, очень трудно справиться с поднимающейся волной ненависти. Но мы все ясно осознаем, что сможем победить, только оставаясь в принятии и любви. Некоторые люди благодарят ситуацию, которая привела к осознанию, изменила нас. После молитвы, медитации становится легче – кажется, что много света над нашей страной, и весь этот кошмар скоро закончится.
Мы все пытаемся преодолеть страхи. В воскресенье на мирной женской акции в Гомеле, где я живу, милиция требовала, чтобы мы разошлись. Женщина-милиционер взяла камеру и прошла вдоль всей цепи, снимая лицо каждой участницы. Психологическое давление очень сложно выдерживать. Зная о нашей акции у костела, власти привезли туда несколько автобусов противников перемен с красно-зелеными (КЗ) флагами. Они окружали нас, вставали за спиной, кричали лозунги в поддержку старой власти. Диалог с ними не получался. Когда мы пытались отдалиться, перейти на другую сторону улицы – КЗ группа перемещалась вслед за нами. Мы приняли решение идти в центр города, и милиция также двинулась за нами, продолжая угрожать задержаниями. По дороге к нам присоединялось все больше людей, и у центральной площади нас стало, наконец, так много, что мы почувствовали себя в безопасности.
Мне всегда сложно находится в толпе, я очень чувствительна. Но в тот день у меня была возможность сравнить ощущения от пребывания среди большого количества людей с разными базовыми ценностями. Для меня, все, что сейчас происходит – это уже не политика, это гораздо глубже. По моему субъективному восприятию, энергия КЗ толпы жесткая, агрессивная, сжатая, слепая, безумная. Их основные лозунги «Беларусы – это мы» и « За батьку». Энергия БЧБ толпы широкая, добрая, улыбчивая, обнимающая, принимающая, поддерживающая. В ней сейчас мирно сосуществуют два флага – БЧБ и КЗ. Главные лозунги « Жыве Беларусь» и « Верым, можам, пераможам». Митинги КЗ – как не любимая работа, в определенное время они внезапно заканчиваются. БЧБ протесты длятся часами, спонтанно организуются, перемещаются по улицам города.
Очень сложно справляться со своими чувствами, когда мы слышим циничную ложь властей. Они внушают населению, что все эти многотысячные митинги – дело рук наркоманов, безработных, проституток, агентов Литвы и Польши. Мальчик 16–ти лет, который попал в реанимацию после пыток за то, что отказался петь гимн ОМОНа, по официальной версии употребил наркотики, хотя в медицинской карте совсем другая информация. Трудно представить, что чувствуют матери таких пострадавших, что чувствуют те, чьи родственники пропали без вести.
Кажется, что до этого лета беларусы ничего не знали о себе. Многим казалось, что большинство из нас – пассивные, сверх меры терпеливые, неспособные к объединению люди. Возможно, мы смотрели друг на друга через мутное стекло власти и ее институтов. И только сейчас мы увидели, какие люди окружают нас! Невероятная взаимопомощь, креативность, культура, смелость и принятие! Люди удерживаются от ненависти и ответа насилием на насилие. Мирными протестующими ни разу не было разбито ни одного окна, витрины, не повреждена ни одна машина, не затоптаны газоны, не загрязнены мусором улицы. Беларусы снимают обувь, чтобы встать на лавочку во время митингов. Родственники пострадавших рассказывают, что когда им приходилось сутками стоять под стенами тюрьмы, люди из соседних домов приносили еду, чай, теплую одежду. Врачи бесплатно вставляют пострадавшим выбитые зубы, делают операции на лице. Есть ощущение какого-то уникального эксперимента, который мы наблюдаем здесь. У нас нет явного лидера – все происходит в потоке коллективного сознания. Будто бы в социуме реализуется идея, которая ранее озвучивалась артистами современного искусства: предложить людям альтернативную организацию процесса, где вместо управления сверху есть сотрудничество и самоорганизация, где слушание пространства и ситуации рождает самый гармоничный отклик.
Многие говорят о том, что у протеста в Беларуси – женское лицо. Женщины играют особую роль с точки зрения энергетической составляющей. Невероятные женские акции, способность спасти мужчин от задержания, смелость легендарной Нины Багинской – все это войдет в историю становления женской части гражданского белорусского общества.
В ситуации давления со стороны силовых структур, беларусы придумывают все новые формы мирного протеста – совместное пение в торговых центрах, на станциях метро, рынках. Оркестр играет на ступенях филармонии, пока их не разгонит ОМОН. Танцоры устраивают уличные перформансы, гармонизируя себя и пространство. БЧБ флаги, которые люди вывешивают на своих домах, похищаются. На одном многоэтажном доме был снят длинный флаг, тогда жители сделали новый – из нитей, разделив его на 15 частей, по количеству этажей. Такой флаг снять достаточно проблематично. На площади Независимости 50 бывших узников Окрестина очертили размер камеры на 6 человек и встали в это пространство все вместе – как это было на самом деле. Беларусы не теряют чувства юмора, они придумывают остроумные плакаты, шутки, что очень помогает в трудную минуту.
«Готовый народ, около 6 млн. человек, со своим президентом, парком высоких технологий, медициной, театром, СМИ, спортивной сборной и частным бизнесом, ищет территорию для постоянного проживания. Чистоту и своевременную оплату налогов гарантируем. Диктатуру не предлагать».
Мы благодарим весь мир за поддержку! Акции в Литве, Праге, Франции, Германии и других странах – просто невероятные!
Вчера, 31 августа по всей стране снова было задержано около 100 человек. Но мы верим, что невозможно насильно остановить развитие, и мы вместе сможем построить новую Беларусь – «Страну для жизни!».

Inna